АРТУР ВАФИН политика психология консалтинг

Назад к списку

Как создать маленького Левиафана? К проблеме сообществ, организаций и гражданской корпоративной культуры 

Артур Вафин для журнала «Профессия – директор»

Маленький Левиафан – это любое сообщество с претензией на власть в самом широком смысле этого слова. Как он возможен, как возникает этот маленький Левиафан и как его создать? Эти вопросы будут спекулятивно сведены в единое и почти неделимое целое. Говоря совсем общо, то эти три вопроса – это вопрос об обществе, а не сообществе. То есть мы пойдем от целого (общества) к части (сообществу), от большого вопроса к малым. После этой работы с абстракциями уже можно будет приблизиться к прагматике, потенциальному совету, который так жаждут услышать практики. 


Вспомним для затравки «гоббсову проблему», сформулированную Т. Парсонсом. Данная проблема касается вопроса о порядке, о том, как корыстные интересы индивидов разрушают взаимодействие. Собственно, общества в этот момент не существует, идет естественная война всех против всех. Тем не менее, общество как-то возникает. Если предельно редуцировать Гоббса, то возникает оно при условии, что люди отказываются от части своих интересов в пользу суверена. Для чего? Ради собственной безопасности. При этом образовавшийся Левиафан с головой суверена есть искусственное образование: «Полис был естественным для древних греков, христианское государство для средневековых европейцев. Для современников же Гоббса… естественным является безгосударственное состояние “войны всех против всех”. Но в нем невозможно жить. Чтобы жить, они должны совершить для себя нечто противоестественное», – пишет по этому поводу философ Б.Г. Капустин. Противоестественное здесь – становление гражданином, примеривание маски гражданства на естественное тело, обуреваемое страстями. Говоря парапсихоаналитическим языком, можно сказать, что человек должен искусственно подавить свои деструктивные инстинкты для собственного блага – безопасности в формате коллективного тела. 

Но в какой ситуации надевается маска гражданства? В ситуации, когда есть страх. Парадокс в том, что страх естественного состояния не исчезает в обществе: «Именно поэтому он (Гоббс – А.В.) запрещает подданным “суверена” (тем же частным лицам) даже судить о его действиях и решениях, самостоятельно трактуя вопросы справедливости. Ведь любые такие их суждения будут отражать лишь своекорыстные расчеты, а потому если их не запретить, они только спровоцируют хаос». И самое здесь главное вот что: «чем по сути частные лица как подданные отличаются от частных лиц как участников общественного договора (т.е. тех, кто находится в переходном состоянии от жизни в состоянии войны к жизни в обществе – А.В.)? Абсолютно ничем! Различаются только внешние условия, в которые они поставлены». 

Насколько гражданственность естественна для современного российского общественного тела? И не исключает ли подобная постановка вопроса другие конкурирующие «программы», предлагаемые сообществами? Тот же Капустин в относительно недавней работе показывает и другие пути возникновения и существования обществ и сообществ в мировом контексте. Если консервативная политическая теория Гоббса перемещает страх естественного состояния в контекст общества, страшащегося и одновременно конституирующего иерархию и неравенство, то критическая теория (условное название для совокупности левых теорий) снимает страх за счет борьбы за (со)общество, за право называться и быть гражданином. В этом суть политической гражданственности. Если использовать язык левых, то данный тезис можно выразить следующим лозунгом: «Сопротивление есть осознание и преодоление страхов». Большой Левиафан не так страшен, если коллектив сплочен. 

Капустин с отсылкой на З. Баумана в книге «Гражданство и гражданское общество» отмечает, что «современная политическая гражданственность воспроизводит оппозицию свободы и несвободы, которая как таковая была присуща ее античному визави. Ее новизна состоит не в мнимой (кантовско-стоической) “универсальности”, а в свойственном ей эффекте денатурализации данной оппозиции. Эта оппозиция – уже не неизменная, “естественная” данность… Она есть сугубо историческое явление, которое в качестве такового открыто новым “ревизиям”, производимым новыми явлениями “политической гражданственности”». «Вооружившись» ревизией и гражданственностью, я предлагаю подойти к вопросу о создании маленького Левиафана. 

Казалось бы, причем тут гражданственность, когда мы рассуждаем о маленьком Левиафане? Во-первых, гражданственность порождает противопоставление одного маленького Левиафана другим сообществам, а иногда и обществу. Во-вторых, гражданственность касается вопроса идентичности тех, кто является частями маленького Левиафана. Я позволю себе смелое утверждение: любая или почти любая (транс)национальная корпорация или более мелкая фирма претендуют на формирование «гражданского сознания» у своих работников. Работник должен быть гражданином той организации, в которой он работает. (Вспоминаются примеры увольнения сотрудников, которые курили сигареты и потребляли продукцию корпораций-конкурентов. Увольнение сотрудника по такому признаку есть лишение его гражданства.) Признаками формирования такой гражданственности являются особый язык организации, корпоративные гимны, исполняемые на корпоративных вечеринках; в общем, все, что связано с организационной культурой и формированием тождественности (идентичности) сотрудника с организацией есть формирование особенной «гражданственности». Мало того, не являются ли квир-группы, феминистские группы, группы национальных меньшинств и предвыборные штабы сообществами с претензией на собственную гражданственность? Не является ли в современном мире почти любое сообщество такой социальной организацией, которая бы претендовала на то, чтобы называть себя гражданами с зачастую временной регистрацией, тем самым вступая в конкурентную борьбу за различные капиталы с другими «гражданскими союзами»? В моем понимании, эти союзы есть маленькие Левиафаны (со страхом в глазах и без), подвергающие сомнению других маленьких Левиафанов. (Их отношение к большому Левиафану оставим за скобками.) 

Как создать и натворить собственного маленького Левиафана в мире, где идет естественная конкуренция других маленьких Левиафанов, т.е. как создать собственного дееспособного Левиафанчика, который бы выжил? Маленький Левиафан возникает тогда, когда есть проблема, интересующая как минимум двух индивидов. Если проблема затрагивает ресурсы других (другие могут быть разрозненными индивидами или маленькими Левиафанами), маленький Левиафан, руководимый лидером-сувереном, начинает на них атаку. 

Таким образом, можно говорить о том, что первый кирпичик в построении маленького Левиафана – это проблема. (Да-да, вот так все просто. Только проблема должна быть существенной, а не пылинкой.) Вдвоем проблему решать сложно. Нужны человеческие ресурсы. Что делать Левиафану? Привлекать поначалу в свой корпус других, превращая их в граждан. Для маленького Левиафана существуют несколько типов других: 1. другие как потенциальные граждане; 2. другие, с которыми можно иметь дело (партнеры по прибыли: материальной, символической, культурной и т.п.); 3. другие как конкуренты отнимающие прибыль. 

 Что нужно для привлечения граждан? Четкая формулировка гражданских законов. Они необязательно прописываются, они необязательно известны всем членам корпуса Левиафана, при всем притом они привлекательны для тех, кто хотел бы стать членом данного сообщества. К примеру, членам данного сообщества выдаются бонусные карты, элитные землянки с титановыми дверьми, которым могли бы позавидовать актеры из «буржуазных западных стран». Если говорить о менее приземленных вещах, то несомненно важным является культурно-досуговый боекомплект: кинозрелища, мобилизующая на разноуровневые подвиги музыка, шоу, в которые все включено. 

Культура и досуг имеют два уровня: 1. актвизирующий; 2. расслабляющий. Так, зачастую неоконсервативное голливудское кино о супергероях дает зрителю следующее послание: ты простой обыватель, если не можешь спасать человечество – не лезь, расслабься, сделай напряженное лицо при необходимости; оставайся в массовке, на крайний случай помогай супергерою, который тоже переступает закон, но не ради частного, а ради общего блага. (Конечно, супергерой получает славу, но это частная слава анонимного победителя.) Другой смысл: ты тоже можешь стать супергероем, если наденешь униформу, став солдатом и борцом с терроризмом. Будучи борцом за общие ценности, возможно, тебе придется переступать закон. Однако что поделать, ведь такова суть «тридцатой любви» (Сорокин) или «возвышенного объекта» (Жижек, Кант).Маленький Левиафан способен учитывать дискурсы большие и малые (от «спасем все человечество» до «этот политтехнолог не на тех работает, потому он плохой человек»). Отличие маленького Левиафана от большого в ресурсах и возможностях. 

Какой маленький Левиафан не мечтает стать большим Драконом, т.е. получить ресурсы? Тот, что значительно крупнее морского конька и с акульими клыками.

По теме корпоративной культуры вам также будет интересен бестселлер Артура Вафина «Идеология в организации. Психологические игры в "лидеров" и манипуляции "массами"»

Заголовок

Вы можете выбрать стиль текста, его начертание и цвет

АРТУР ВАФИН политика психология консалтинг

Галерея
Контакты